Свобода Волги – свобода России

article66.jpg

«…Сейчас трудно гадать, через сколько столетий наши потомки догадаются распрудить Волгу, но то, что они это сделают, я не сомневаюсь» Академик РАН Ф. Я. Шипунов. 1989 г.

 
 В последнее время и ученые-специалисты, и политики все чаще упоминают, что в начавшемся XXI веке главным дефицитом будет не нефть, не энергоносители и даже не продукты питания.


 Главным дефицитом на планете станет обыкновенная пресная питьевая вода.

 И это произойдет не потому, что источники ее иссякнут, и не потому, что резко возрастут объемы её потребления. Воды не станет хватать потому, что существующие источники питьевой воды будут настолько загрязнены неразумной и не контролируемой хозяйственной деятельностью человека, что вода в этих источниках просто перестанет быть питьевой.

 Казалось бы – о чем беспокоиться России. Страна сплошь покрыта сетью рек, речушек и озер.

 Увы – причина для беспокойства есть. Оказывается, даже в такой стране как Россия можно довести ситуацию до дефицита питьевой воды, если «очень постараться».

 5 мая 2012 года «Интерфакс» опубликовал обращение к населению Главного санитарного врача России Геннадия Онищенко:

 «В ряде регионов Р.Ф. в Европейской части России, в крупных населенных пунктах сооружения по очистке воды порой не справляются и не обеспечивают должного уровня очистки».

 Он добавил, что рекомендует гражданам быть внимательнее.

 «У кого есть возможность – лучше покупать бутилированную воду. У кого такой возможности нет - хотелось бы, чтобы они пили кипяченую воду».

 Главный санитарный врач отметил, что в ряде регионов, чтобы ликвидировать бактериальное загрязнение применяется гиперхлорирование воды. «Такую воду лучше отстаивать – при контакте с воздухом она достаточно быстро теряет избыточный хлор, но в любом случае ее лучше кипятить».

 Так заявил Главный санитарный врач России.

 Если вдуматься, то это заявление обозначает начало нового этапа, новой эпохи в нашей жизни.

 Мы – волжане живем на великой русской реке и воду мы до сих пор пили только из нее – другой нет.

 До 50-х годов прошлого века мы могли пить ее прямо из реки без всякой очистки. Потом воду стали очищать на специальных очистных сооружениях.

 С 5 мая 2012 года и это становится опасным – тому подтверждение – заявление Главного санитарного врача России.

 Сегодня ставится вопрос о том, что и очистные сооружения водопровода уже «не справляются с очисткой волжской воды» - настолько она стала грязной.

 К этому следует добавить одно мало кому известное сведение:

 Любые существующие ныне очистные сооружения водопровода очищают воду только от взвешенных частиц (от мути) и от бактерий (и то не на 100%).

 А от растворенных в воде солей, щелочей, кислот и других растворимых химических веществ такие сооружения никогда воду не очищали. Все химические вещества «благополучно» проскакивают любые фильтры и попадают нам в пищу.

 В письме от «Астраханской областной службы природопользования и охраны окружающей среды», говорится:

 «Вода в Волге «характеризуется степенью загрязненности, относящейся к 4-му классу качества – грязная, разряд «А».

 А теперь давайте задумаемся, а что же нас ждет дальше.

 Можно говорить об этой проблеме, можно – не говорить. Можно даже запретить говорить о ней. Но от этого она не уйдет и не исчезнет. Она уже пришла, она развивается и совсем не в лучшую сторону.

 В 30-е года прошлого века в своем великом рвении «догнать и перегнать загнивающий Запад», в погоне за сплошной электрификацией страны мы решили использовать гидроэнергетические ресурсы наших равнинных рек – Волги, Камы, Днепра, Дона. Науки экологии как таковой тогда практически не существовало, во всяком случае – в таком виде как сегодня.

 Никакого экологического, да и экономического обоснования строительства плотин на реках сделано не было. Достаточно было указания Вождя.

 Мы тогда наивно думали, вот перегородим всю Волгу и Каму каскадом плотин, вода как и раньше будет течь туда вниз к Каспийскому морю, а попутно будет еще и вращать турбины гидроэлектростанций (совершенно бесплатно, как нам тогда казалось).

 Народу это строительство плотин и ГЭС преподносилось, тогда как великое благо, призванное повысить качество его жизни, но оказалось –все не так просто.

 Сегодня реки Волга как таковой уже не существует.

 Есть цепь слабопроточных озер-водохранилищ, используемых как канализационные отстойники.

 Вода в этих отстойниках практически стоячая. Канализационные стоки, которые Волга раньше уносила в море, остаются на месте и откладываются на дне водохранилищ.

 Следует напомнить, что Волга приносит Каспию около 240 кубических километров воды в год.

 Вбассейне Волги проживают 67 миллионов человек – почти половина населения страны. На территории Поволжья сосредоточенно 45% промышленного и 50% сельскохозяйственного производства России. Волга до строительства плотин давала 20% добываемой в стране речной рыбы.

 Учитывая это, - тем более надо было относиться к реке особенно бережно. А что мы сделали с Волгой на самом деле?

 За последние 70 лет мы уничтожили на Волге обширные лесные массивы, соорудили более 300 водохранилищ, перегородили глухими плотинами-тромбами главную водную артерию страны – саму Волгу. Именно – тромбами, закупорившими реку.

 Мы практически потеряли великое национальное достояние России – Волгу-матушку с ее красотой, культурными ценностями и природными богатствами.

 Теперь уже всем очевидно, что в прошлые года в волжском регионе были допущены серьезные, а порой – губительные просчеты. В пылу безоглядного соревнования с капитализмом коммунистическая власть совершенно не заботились о сбережении природных ресурсов и о сохранении одной из крупнейших на планете экологических систем, какой является волжская.

 Все физические, химические и биологические свойства Волги изменились коренным образом и не в лучшую сторону.

 Волга стала как бы иным природным объектом. Она перестала быть рекой.

 В Волге до строительства плотин вода от Рыбинска до Волгограда добегала за 50 суток, в паводок – за 30 суток. А теперь – за полтора года – 450-500 суток. Во всей гидрографической системе Волги водообмен уменьшился в 12 раз. Из 150 тысяч притоков реки исчезли более 50 тысяч. Самоочищаемость Волги снизилась в десятки раз, и она стала на всем протяжении практически антисанитарным водоемом. Донные наносы и взвешенные массы, поступающие с бассейна – раньше они удобряли пойменные заливные земли – теперь в основном они задерживаются в водохранилищах и откладываются на их дне.

 Практически стоячая, пресная, прогреваемая солнцем вода в водохранилищах способствует развитию болезней рыб и размножению ядовитых водорослей. На сегодня зараженность болезнями рыб в самарском водохранилище достигла 100% поголовья, у 80% рыб обнаруживаются признаки мутации.

 Ежегодно на дне водохранилищ откладываются более 4-х см органического ила, при разложении которого в воду выделяются ядовитые вещества.

Если разделить среднюю глубину водохранилищ на эти 4 см, мы получим срок в годах, в течение которого водохранилища до верху заполнятся этим илом и превратятся в болота, это в лучшем случае 150-200 лет из которых 60 – уже прошли. Ил начнет переваливаться через плотины.
И самое страшное, что этот процесс заболачивания водохранилищ ничем невозможно остановить или замедлить. Наоборот он будет ускоряться.
Есть только один единственный выход – спустить водохранилища, разобрать плотины и восстановить Волгу в ее естественном первозданном природном виде.

 Потери воды только на испарение с поверхностей водохранилищ составляют уже 5 кубических километров в год, на фильтрацию – еще больше! То есть из 60 лет существования водохранилищ целый год Волга текла в никуда. Волга протекает по бывшему дну Пермского моря, существовавшего сотни миллионов лет назад. Поэтому под всей этой равниной залегают пласты соленых подземных вод. Теперь уровень этих засоленных пластов постоянно повышается, и грозит выйти на поверхность.

 В результате сооружения водохранилищ только абсолютные потери земли составляют около 4,8 миллиона гектар. Это 48 тысяч квадратных километров плодороднейшей пойменной земли. Это площадь таких стран как Дания или Голландия. Это – половина Португалии!

 Только перенос в степи кормодобывания с затопленных пойменных и заливных волжских лугов, где производилась самая ценная и дешевая сельскохозяйственная продукция, обходится нам убытком в около 500 миллиардов рублей в год.

 Вместе с абсолютными потерями есть еще и потери земель, которые утратили или сильно снизили свою продуктивность -  до 8 миллионов гектар. За последние 50 лет только от переформирования берегов на водохранилищах потеряно более 70 тысяч гектаров земли и этот процесс продолжается и будет идти столько лет, сколько будут стоять водохранилища.

 Потери рыбного хозяйства Волги – более известны, потому что они наглядны. В Волге уже исчезли такие виды рыб как белорыбица, которая ходила на нерест аж до реки Белой - притока Камы, исчезла крупнейшая в мире волжская сельдь. Исчезают осетровые. Водохранилища похоронили под собой миллионы гектаров естественных созданных самой природой рыбных нерестилищ. В них еще водится оставшаяся там озерная рыба, но она уже вся больная из-за отсутствия водообмена. Как известно, основная задача создания ГЭС на Волге и Каме заключалась в покрытии пиковых нагрузок, возникающих в электросетях в часы наиболее высокого потребления электроэнергии, а так же в обеспечении частотных и аварийных резервов Единой энергетической системы европейской части СССР. При падении энергопотребления для предотвращения увеличения частоты в сети более 50 герц, часть гидрогенераторов срочно останавливается.

 Весь каскад ГЭС на Волге и Каме имеет генерирующую мощность около 11 миллионов киловатт. Но это так называемая проектная производительность каскада. Практически с учетом регулирующих, аварийных и планово-ремонтных остановок , с учетом расхода энергии «на собственные нужды ГЭС», и потерь в гигантских электросетях – это всего около 3% вырабатываемой в стране электроэнергии. Вдумайтесь только, – мы обрекли почти половину населения страны на экологическую катастрофу, мы потеряли половину Португалии плодороднейших земель, мы потерпели другие далеко не все здесь перечисленные потери и приобрели такой ценой аж 3% электроэнергии!! Ради чего мы изуродовали веками устоявшийся образ жизни поволжских сел, стоявших на реке через каждые 10-20 км? Ради чего волжскую воду, которую люди пили без всякой очистки, мы превратили в грязную жижу, в которой даже купаться опасно.

 И все это ради 3% электроэнергии?

 Заявление Главного санитарного врача страны наталкивает на мысль, что настало время, исправлять наделанные ошибки.

 Во всем мире уже признали, что ГЭС на равнинных реках – грубая ошибка. Вреда во много раз больше, чем пользы. В США на сегодняшний день разобрано и ликвидировано более 450 ГЭС на малых и больших реках в том числе на великих американских реках Миссури и Миссисипи. И мотив этих ликвидаций один – экологический вред этих ГЭС.

 Защитники плотин утверждают, что изменить уже ничего невозможно – «Пусть остается все как есть».

 Но в том то и дело, в том-то и главная опасность и беда народная, что оставить «все как есть» - уже невозможно.

 Не принимать никаких мер уже опасно, губительно, преступно!

 Биологический процесс в водохранилищах запущен, он с каждым годом только ускоряется. Заболачивание водохранилищ неминуемо.

 Мы предлагаем объявить еще один национальный проект: « Восстановление реки Волги». Сегодня для этого есть все возможности: и деньги, и газ для заменяющих ГЭС электростанций.


 Мир стоит на пороге овладения поистине неисчерпаемой термоядерной энергией. Наш нобелевский лауреат академик Алферов Ж. И.  недавно заявил, что к 90-м годам XXI века человечество 95% электроэнергии будет получать, преобразуя энергию солнца. Другой академик Велихов Е.П. сказал, что пуск электростанции с термоядерным реактором дело ближайших 50 лет.

 А Волгу надо освобождать и восстанавливать уже сегодня.

 Если сейчас не начать эту работу, вода в Волге будет становиться все хуже и хуже. Процесс ее протухания – не остановить. А дальше будут усугубляться болезни людей, эпидемии, увеличение смертности, вымирание народа в регионе. С каждым годом люди будут тратить все больше денег на покупку бутилированной воды (на радость ее производителей), на средства очистки воды в домашних условиях.

 Рыба, какая еще есть в Волге, если строго подходить, уже сегодня не пригодна в пищу. Сельскохозяйственные животные, которых конечно не будут поить бутилированной водой тоже будут все больше болеть, молоко и мясо так же станет непригодным для употребления.

 Уже сегодня можно заметить, что говяжья печень, продаваемая на рынке нередко попадается с камнями. Раньше этого не было.

 Негативные процессы конечно идут медленно в масштабе срока жизни человека, но они идут, они ускоряются и остановить их можно только одним способом – восстановить Волгу, восстановить качество ее воды, а для этого надо отказаться от плотин и ГЭС. Процесс этот конечно не быстрый, не легкий и не дешевый, но его необходимо начинать. Конечно, будет и устойчивое сопротивление некоторой части населения:
1. Во-первых – уже ставшее традиционным в России сопротивление чиновничества, для которого желательно чтобы все оставалось «как есть».
2. Будет яростное сопротивление энергетиков, выколачивающих из великой реки все что можно. Они будут утверждать, что лишиться каскада волжских ГЭС – это энергетическая катастрофа (ну как же – лишиться целых 3% энергии), им же наплевать на катастрофу экологическую.
3. Будут сопротивляться и уже набирающие объемы корпорации по производству той самой бутилированной воды, о которой говорит Онищенко. Еще бы – такая «халява» уплывет из их лап.
4. Будут сопротивляться новые русские богачи, уже построившие по берегам водохранилищ свои дворцы и яхтовые причалы.
5. Будут сопротивляться различные НИИ, кормящиеся сегодня на различного рода мониторингах и разработках «мероприятий» по якобы оздоровлению обстановки в Поволжье.
6. Недовольны будут и речники, у которых еще сохранился небольшой парк речных судов.
7. Будут против сильно поредевшие ряды мелиораторов (если они где-то еще сохранились).

  В СМИ и особенно в Интернете понемногу разгорается дискуссия вокруг ликвидации ГЭС на равнинных реках. И это хорошо!

 Можно кратко изложить основные аргументы сторонников и их противников:
1. Противники ликвидации говорят, что восстановление Волги – это колоссальные денежные затраты.
Да, это так, но эти затраты не одномоментные. Их можно легко разделить на отдельные этапы по сумме и по времени. ГЭС надо останавливать по одной, начиная с Волгоградской и дальше вверх по реке – Балаковская, Куйбышевская и т.д.
Это позволит выполнять эти работы постепенно, набирая при этом опыт в технологии реабилитации реки. А кроме того, возвращение в хозяйственный оборот пойменных земель может уже через несколько лет начать окупать затраты.

2. Энергетики утверждают, что ГЭС выполняют компенсационные функции и без них нельзя обойтись.
Но во-первых мощностей ГЭС все равно не хватает для полной компенсации. Они выполняют ее только частично.
А потом, пришло время искать другие способы регулирования. Уже действуют электростанции с газовыми турбинами. Если газовые турбины держать в прогретом состоянии, то запустить их можно будет быстрее, чем поднять затворы на ГЭС и остановить – то же быстро.

3. Речники-транспортники утверждают, что мы потеряем глубокие транспортные пути. Но речные грузовые и пассажирские перевозки и так все больше теряют свои объемы. Нефть и нефтепродукты все больше транспортируются трубопроводным транспортом или железнодорожным. А пассажиры все больше пользуются более быстрыми видами – воздушным или так же железнодорожным. Что касается туристических поездок по реке, то для этого надо строить не 4-х этажные лайнеры, а потом для них спрямлять и углублять русло. Надо строить небольшие, плоскодонные, но комфортные туристические суда, на которых туристам путешествовать будет еще романтичнее.
Речные суда нужно строить не такие какие хотят транспортники, а какие позволяет река. Суда на подводных крыльях или на воздушной подушке могут снова занять утраченные позиции.

4. Некоторые ученые возражают, что дескать на дне водохранилищ уже сегодня накопилось до 2-х метров ила и что обнажать этот ил - опасно он содержит всю таблицу Менделеева.

 Но в этом возражении нет логики. Обнажать ядовитый ил – опасно, а пить воду с его поверхности – не опасно? А потом, – это сегодня на дне 2 метра ила, а дальше, как уже было сказано, он будет постоянно накапливаться и выйдет на поверхность водохранилища – что тогда?

 Это возражение – от очень недалекого и примитивного взгляда на ситуацию, и напрашивается на такую аналогию:

 В сельской усадьбе хозяин в дальнем углу своего огорода роет глубокую яму и ставит на нее туалет. Когда яма наполняется до верху он роет рядом такую же и переносит туалет на нее.

 Уже было сказано, что волжские водохранилища используются как канализационные отстойники. Мы что же –когда эти отстойники заполнятся до верху илом, бросим их и выкопаем рядом новое русло Волги. Так что ли?

 Мысль о том, что в донных отложениях водохранилищ содержится «вся таблица Менделеева» - очень популярна. Вот как на это ответили из Астраханской областной службы природопользования на предложение – спустить водохранилища:

 «Можно предположить, что при возврате к естественному гидрологическому режиму река сама промоет ложе дна водохранилищ. Но куда будут смыты все вредные опасные вещества? Ответ – один – в Каспийское море, которое является бессточным озером, то есть все загрязняющие вещества будут накапливаться в донных отложениях моря и губить там все живые организмы, обитающие в нем».


 Тоесть по мнению автора этого ответа – нельзя допустить, чтобы накопившийся ил был смыт в Каспий, а то «он там будет отравлять все живое». Пусть лучше этот ил, считает автор из Службы природопользования, остается и накапливается в водохранилищах и отравляет все живое там, в том числе и нас с вами. Так ведь  воду мы пьем не из моря, а из водохранилищ!

 В качестве возражения такой позиции уместно привести еще один пример:

 В маленькой стране Голландии очень не хватает земли для сельского хозяйства. И голландцы нашли выход – они отгораживают дамбами участок мелководья морского побережья, ставят на дамбе насосы приводимые в движение ветряными двигателями (ветра в Голландии сильные и постоянные). Через год-два эти насосы откачивают морскую воду из отгороженного дамбой участка и голландцам достается земля покрытая толстым слоем соленой грязи, которая то же содержит всю периодическую таблицу. Так вот – через 6 лет на этом участке бывшего моря (он называется Польдер) голландцы получают 60 центнеров пшеницы с гектара (у нас, как известно, дают Героя соц.труда за 18 центнеров с гектара, а про «сто пудовый урожай» (16 ц/га) поют песни). Так что не надо пугать доверчивый наш народ таблицей Дмитрия Ивановича Менделеева – надо работать.

 Волжская пойма в поперечнике имеет террасовое строение. То есть от степи до первоначального русла Волги территория понижается 3-мя – 4-мя ступенями. Так вот водохранилище надо спускать постепенно, освобождая одну террасу за другой и по мере их освобождения проводить на них реабилитационные работы по посеву луговых трав, кустарников и деревьев.

 Это позволит быстро закрепить донные отложения, образовавшиеся за 60 лет существования водохранилищ и быстро запустить земли в сельскохозяйственный оборот.

 А основное русло Волга быстро промоет после освобождения от плотин и сама восстановит его в первозданном виде.

5. Скептики хватаются за голову и с ужасом говорят: «Это же надо взрывать плотины?»

 Да не надо их взрывать! Водохранилища почти полностью можно спустить через судоходные шлюзы, а потом просто обкопать эти шлюзы по левому берегу каналом в 500-800 метров шириной. А после спокойно разобрать плотину.

6. О регулировании неравномерного стока реки: действительно 60% стока Волги происходит в поводок, 28% в межень и 12% зимой.

  В ответ на предложение ликвидации плотин представитель Министерства природных ресурсов написал:

 «Построенные на Волге водохранилища оказывают большое регулирующее влияние на водный и уровенный режим реки. Накопленную весной воду в водохранилищах расходуют на водоснабжение населения и промышленности, на нужды сельского хозяйства и лесосплава, способствуют борьбе с наводнениями».

 Господин чиновник Минводресурсов лукавит. Воды в Волге для питья населению всегда хватало и даже на технологические нужды промышленности и сельского хозяйства ее надо не так уж много.

 «Улучшает условия речного судоходства» – да – улучшает. Что касается лесосплава, то речным лесосплавом давно никто не пользуется. Установлено что сортность древесины многократно снижается после сплава по реке. В пункты назначения лес по воде приходит в таком состоянии, что годится только на заборы и дрова. Лесоразработчики   давно уже распиливают лес на месте его добычи и перевозят железнодорожным транспортом, в крайнем случае – сухогрузными судами.

 Что касается наводнений, то они наоборот стали чаще случаться именно после создания водохранилищ. А вот запас воды для выработки электроэнергии – это он правду сказал. У нас в Астраханской области зимние паводки стали обычным и регулярным явлением. Бедная рыба, которая еще осталась в дельте Волги – не знает, куда ей деваться, когда зимой идет паводковая вода. То есть энергетики выжимают из Волги все что могут, наплевав на экологию, на чистоту воды и на красоту великой русской реки. Запас воды мог бы быть нужен для мелиорации сельхозугодий. Но бесплатная мелиорация безвозвратно ушла в прошлое. Тарифы на электроэнергию сегодня таковы, что ни о какой мелиорации и думать невозможно. Тысячи насосных станций, качавших когда-то воду из водохранилищ заброшены, разграблены и сданы в металлолом. Никакому фермеру сегодня мелиорация не по карману.

 Но самое главное: даже если где-то и понадобится запас воды, то кто сказал, что для его создания нужно перегораживать Волгу? Запас какого угодно объема воды можно (и нужно) создавать во внерусловых водохранилищах, отгородив дамбами любой кусок заволжской степи. В паводок – закачайте туда воды сколько нужно – вот вам и запас. Равнинный левый берег позволяет решить эту задачу не затрагивая принципиально ни один даже самый малый приток Волги.

7. Противники говорят, что ликвидация ГЭС на Волге приведет к потере в энергетике страны.

 Но, как уже сказано, мощность Волго-Камского каскада – всего 3%. Тогда как Президент России на одном из совещаний, транслируемых по ЦТ, поставил задачу добиться экономии электроэнергии за счет модернизации аж на 30%. Так что если в рамках решения этой задачи – просто перераспределить потребление, то все ГЭС можно остановить без потерь. Ну а если все же компенсировать потери от ликвидации ГЭС, то конечно надо построить тепловые или атомные электростанции вместо утрачиваемых. Кстати, создавая заменяющие станции на газовом топливе с парогазовыми турбинами (ПГУ) можно одновременно решить и проблему компенсирующих энергогенераторов. И еще:

 В 90-е годы в АО «Астраханьэнерго» разрабатывалось технико-экономическое обоснование (ТЭО) строительства под Астраханью ТЭЦ-3 мощностью 3,75 миллиона кВт. Была выбрана площадка в районе ст. Рыча, и были даже получены технические условия на газоснабжение этой станции. То есть ТЭЦ-3 была вполне реальной.

 Так вот одна эта станция могла бы полностью заменить собой и Волгоградскую ГЭС – 2,1 млн. кВт. и Балаковскую ГЭС – 1,3 млн. кВт. То есть одна наша станция ТЭЦ – 3 могла бы освободить Волгу от Астрахани до Самары.

 Таким образом, ликвидация ГЭС Волго-Камского каскада не ставит сама по себе никаких неразрешимых технических задач.

 Работа по восстановлению реки Волги, конечно же очень многогранна. В том же письме Областной службы природопользования Астраханской области руководитель пишет:

 «Необходим комплексный и детальный подход с привлечением лучших специалистов, научно- исследовательских и проектно-изыскательских институтов для изучения современного состояния водных объектов и прилегающих к ним территорий. По результатам глубокого и всестороннего анализа проведенного экономистами и техническими специалистами потребуется разработка технико-экономического обоснования (ТЭО)»

 Ну замечательно сказано! Кто может возразить! Единственно, в подтексте этого письма чувствуется, что все предлагаемое будет когда-то очень не скоро, потом – когда нибудь.

 А на потом оказывается времени уже нет. Беда уже на пороге. Работу по восстановлению Волги откладывать уже невозможно.

 Для начала надо выполнить действия, на которые не надо никаких денег:

1. Самое первое, что надо сделать – это объявить всей стране, что плотины на Волге – это не навечно, что их строительство на равнинной реке – это ошибка, которая приводит к тяжелым и губительным последствиям. И что эти плотины – обязательно будут ликвидированы, а Волга будет восстановлена в своем первозданном виде. Народ получит надежду на будущее и перестанет покидать волжские берега.

2. Необходимо усадить за стол специалистов и поручить им определить рентабельность (или убыточность) дальнейшей эксплуатации плотин ГЭС на Волге и Каме, с учетом абсолютно всех потерь, понесенных регионом из-за строительства всего Волго-Камского каскада ГЭС. На эту работу уже нужны деньги, но не большие.

3. Надо уже сегодня начать инженерно-геологические, геодезические, экологические и экономические изыскания для выработки проектных решений по ликвидации первой – а именно Волгоградской ГЭС.

4. Параллельно надо начать проектирование электростанции, заменяющей Волгоградскую ГЭС с энергоблоками ПГУ, которая сможет заменить ее и по части колебаний в сети, и по мощности. Работы надо вести предельно гласно, ничего не скрывая от народа.

5. Уже сегодня надо вынести постановление Правительства о том, что с этого дня вода через плотины Волго-Камского каскада до самой их ликвидации будет пропускаться только в естественном экологическом режиме, без регулирования стока – с выработкой электроэнергии «сколько получится».

6. Объявить восстановление Волги национальным проектом.

7. Все предприятия, сбрасывающие в водохранилища химическим неочищенную воду, тщательно инвентаризировать и разработать программу перевода их на бессточную технологию.

8. Разработать программу перевода сброса очищенных бытовых стоков от населенных пунктов на фильтрационно-испарительные поля. Кстати, вода с этих полей вполне будет годиться для мелиорации – (выращивания лесов, например).

9. Продолжить исследования по закачке очищенных стоков в глубокие скважины.

 Многие думают, что стоки после очистки на канализационных очистных сооружениях чуть ли не пить можно. Не обольщайтесь. Прозрачности стоков на таких очистных добиться можно, но только не химической чистоты.

 Мы сегодня подошли к тому, что надо искать иные пути утилизации стоков, а не спускать их в ближайшую реку. Реки уже не справляются с ролью утилизаторов канализации. Города у нас выросли в десятки раз, а реки остались какими были в древности.

 В городе Волжском, что под Волгоградом, есть установка, которая закачивает стоки из полей фильтрации и испарения в скважину на километровую глубину. Может быть пойти и этим путем. Надо исследовать последствия такого метода.

 На сегодняшний день самым эффективным методом утилизации стоков все же является фильтрационно-испарительный на полях. Благо, земли у нас для этого достаточно.

 Но одно следует сказать категорично: сливать стоки в реку больше нельзя. Эти стоки по своему объему уже исчерпали этот метод.

 Есть очень популярная русская пословица – мудрость народная она гласит: «Не плюй в колодец!» А мы уже заплевали свой колодец (Волгу) так, что воду из него нельзя уже пить даже после специальной очистки, как утверждает главный санитарный врач России Геннадий Онищенко.

 Поэтому сегодня надо начинать разговор не о каких-то «мероприятиях по улучшению экологической обстановки в волжском регионе». Говорить надо о коренном принципиально ином отношении к нашей Волге. Ее надо спасать и восстанавливать.

 Промедление уже гибельно.

 Россия и Волга с древних веков неразрывно связаны между собой. Одну без другой невозможно себя представить. И несвобода Волги символизирует сегодня несвободу России. Заковав Волгу в бетонные кандалы, Россия тем самым утратила свою былую свободу и вернуть ее – наш долг перед потомками.

 Освободив Волгу и восстановив ее, мы докажем всему миру и прежде всего самим себе, что мы способны понимать и исправлять свои ошибки. Мы дадим пример всем народам, что идя по наклонной плоскости вниз к все большему загрязнению и разрушению окружающей нас природной среды, можно все таки остановиться и повернуть события вспять к сбережению и восстановлению красоты, подаренной нам нашей планетой.

 Восстановление Волги окончательно докажет нашему народу, что покорять и ломать Природу – бессмысленно и опасно. Надо с ней жить в мире и согласии.

Похожие статьи:

НовостиНиколай Канин: «Зелёные» - это Здравый смысл и ответственные решения

Комментарии (6)
Филимонов # 29 января 2013 в 10:08 0
Для "Защитника Волги": обсудим на форуме?

http://yareco.ru/forum/thread26-1.html#57
Александр # 12 апреля 2013 в 11:55 0
Обсудим.Кстати, над ярославцами нависла реальная угроза - плотина ваша вот вот рухнет.Читай АиФ №9 Ярославский
Александр # 20 июня 2013 в 00:37 0
Ответ на Форуме ФилимоновуС.Л. Благодарю за присланную информацию и отвечаю на Ваши возражения по порядку. 1 . Об опасности повышенных паводков для населённых пунктов: Люди селились по берегам Волги уже не одну тысячу лет. И за это время у них выработались навыки определять - где можно селиться , а где есть опасность подтопления. В приведённой Вами статье «Река Волга» говорится:, что «сёла располагались на приволжских гривах с направлением улиц вдоль Волги». Сложившийся за миллионы лет рельеф волжской долины сам подсказывал, где бывала Волга в своих максимальных разливах, а где – нет. И сёла (а тем более города) на Волге всегда стояли на безопасных от наводнений местах. Кроме того, это в прошлых столетиях подтопление , скажем какого то села, было непоправимой бедой., потому, что чем могли жители отсыпать защитную дамбу? Вёдрами, лопатами, мешками, в лучшем случае конными подводами. И никакого прогнозирования высоких паводков не было и не могло быть. А сегодня с помощью экскаваторов , скреперов и самосвалов если понадобится можно наметать любую дамбу, тем более, что высокий паводок можно точно предсказать минимум за пол года .Да я и не читал нигде, чтобы Волга когда то в истории смыла какое то село или город. Самый высокий паводок в Астрахани был зафиксирован в 1926-м году. Кое где вода вышла на прибрежные улицы Ну и что ? Венеция всю жизнь так живёт. 2. О водоснабжении миллионных городов: Вы утверждаете, что для водоснабжения крупных городов, стоящих на Волге , её сток необходимо регулировать постройкой плотин. Зачем? Волга это один и тот же источник воды, что с плотинами, что без них. То есть от постройки плотин количество воды в Волге не прибавится, а совсем наоборот- убавится на величину испарения с площади водохранилищ и величину фильтрации через их днища. По известным подсчётам это как минимум 10 кубокилометров в год. А потом, сколько воды необходимо миллионному городу? Сегодня с помощью установленных в квартирах счётчиков уже подсчитано, что городская семья потребляет не более 1-го кубометра воды на одного человека в месяц. Значит миллионный город потребляет в месяц 1 миллион кубометров воды, за год - 12 миллионов. Сколько таких миллионных городов на Волге? Ну – десяток. Значит для них нужно 120 миллионов литров воды в год. Так? В одном кубокилометре один миллиард кубометров(1000х1000х1000). Так что на все миллионные города Поволжья надо аж 0,12 кубокилометров питьевой воды в год. Умножьте эту цифру хоть на 10( на все остальные нужды) и то получите не более полутора кубокилометров. Второй вариант расчёта: По нормам СНиПа нормативный расход воды на человека в день 160 литров( почти бочка). Это на приготовление пищи, на смыв канализации, на мытьё в ванной на стирку и на мытьё жилища – на всё. В Поволжье как известно проживает 67 миллионов человек За месяц эти 67 миллионов людей потребляют: 67000000 х 160 х 30 = 320600000000 литров воды. Умножаем эту цифру на 12 месяцев и получаем:320600000000 х 12 =3,85 кубокилометра воды в год. Это при водоснабжении как в городе! Умножьте эту цифру на 4 ( на все неучтённые нужды) и то получите 15,5 кубокилометров , а годовой сток Волги в Каспий 230 - 250 куб.км. Как видите воды в Волге людям хватает и никаких регулирующих плотин на ней не нужно. Волга ещё никогда не пересыхала, как Сыр-Дарья Но мы ещё ничего не говорили о качестве воды. 3. Из-за существования стоячих водохранилищ сегодня настал порог, когда воду из Волги пить уже нельзя даже после очистки на специальных очистных сооружениях водопровода (см выступление Онищенко).Сегодня если в любом городе Поволжья сделать абсолютно честный и независимый лабораторный анализ водопроводной воды, то ни в одном городе вода не будет соответствовать ГОСТу, даже в Москве. В Астрахани я это проверил лично ( проверьте и Вы в своём городе если хотите)Все Водоканалы Поволжья (да и по всей России) бессовестно обманывают народ уже давно. 4. Что касается сезонных запасов воды: Для создания сезонных запасов можно так же обойтись без плотин. В статье «Река Волга» на которую Вы ссылаетесь написано: «В некоторых местах, в частности в районе Молого-Шекснинского междуречья и Ярославско-Костромской низины весенние разливы достигают грандиозных размеров, Ширина их измеряется десятками километров» Так вот если такую «низину» огородить дамбами только не поперёк реки , а вдоль неё размерами(ну хотя бы) 20 х 80 км. Мы получим водохранилище площадью 1600 кв.км .Подкачайте туда воды ещё и насосами до 3-х метров и вы получите сезонный запас воды 4,8 кубокилометра. И течение Волги при этом нисколько не пострадает. А если такое водохранилище огородить дамбами в полынной степи по левому берегу, то и заливными волжскими лугами жертвовать не придётся. 5. Больше половины текста приведённой Вами статьи «Река Волга» посвящено условиям судоходства. Там говорится, что «Регулировать уровень воды в Волге пытались ещё в 19-м веке». Но почитайте внимательно – ради чего это делалось! Ради одного – ради судоходства: «мели, перекаты, простои судов в межень, снятия с мелей» и т. д. И это понятно. Сто лет назад реки были единственным средством перевозки грузов на дальние расстояния Примечательно, что все противники разборки плотин зациклились на этой проблеме судоходства. Но сегодня же – другое время ! Сегодня в стране 86 тысяч километров железных дорог и эта цифра постоянно увеличивается с каждым годом. Перевозка грузов по рекам составляет несколько процентов от общего грузопотока. Глупо же ради этих нескольких процентов грузоперевозок превращать реки в судоходные каналы. И особенно это касается реки Волги, со всех сторон опутанной железными и автомобильными дорогами. Проведите сегодня хоть десяток ниток ЖД вдоль Волги и гоняйте по ним грузы. Это будет и дешевле и быстрее. Наглядный промер :Чтобы перевезти груз по реке (ну скажем щебень) надо в карьере погрузить его на ЖД-вертушку или на самосвалы и перевезти в речной порт, там надо его разгрузить на площадку. Затем грейфером погрузить в баржу.(Эта процедура занимает несколько смен)Потом эту баржу со скоростью не более 10 км.в час буксир потащит 500 км по рек. А этот буксир жрёт солярку тоннами. В порту назначения щебень снова грейферным краном выгрузят из баржи на причал. Потом погрузчиками его погрузят в самосвалы или снова в ЖД – вертушку и только потом его отвезут на бетонный или асфальтовый завод. Дешевизна речных перевозок это тоже миф! Посчитайте сколько стоят все эти перевалки, потери времени и топлива.( не забудьте в стоимость включить так же проводимые на реке расчистки русла, дноуглубительные работы и эксплуатацию шлюзов , створов, бакенов и других речных знаков) Тогда как та же железнодорожная вертушка привезёт этот щебень прямо из карьера во двор бетонного завода и втрое быстрее. Таким образом Река Волга остаётся только для туристов ( в деловую поездку никто на теплоходе не поедет), а для них ,повторяю, надо строить небольшие плоскодонные комфортные суда.(как на реке Сене во Франции). 6. Точно так же и по мелиорации: Пшеничные поля в заволжских степях никто и никогда не поливал, а овощные плантации, искусственные поливные пастбища… Всё это было и бесплатно в пойме Волги, которую мы ликвидировали своими плотинами. 7. Про электроэнергию – не буду повторяться. Я уже говорил. Добавлю только , что если мы все реки страны, речушки и даже ручьи перегородим плотинами и заставим их вращать турбины, мы все равно не получим более 10% потребной энергии, и этот процент будет постоянно убывать потому, что потребление электроэнергии постоянно растёт, а количество рек постоянно убывает. Надо искать другие источники, А какая разница искать 100% или 90% .А вот питьевую воду мы угробим - это точно. Спросите любого нормального человека – если пришлось бы выбирать – без чего бы он согласился остаться – без электричества или без питьевой воды. Не ошибусь , если уверенно скажу – человек оставит себе питьевую воду. Потому что с электричеством он живёт каких-нибудь 50-60 лет, а без воды ему не прожить и нескольких дней. И грузоперевозкам по реке и гидроэлектроэнергии сегодня есть альтернатива, а питьевой воде альтернативы нет и никогда не будет.
Филимонов # 18 июля 2013 в 16:18 0
Александр! Вы уверены в АИФ? laugh
Александр # 2 августа 2013 в 09:42 0
Как можно быть уверенным в АИФ? Пол-года назад они в 6-ти номерах подряд клепали материалы М.Беляевой и "великой пользе" заполнения Чебоксарского водохранилища до отм. 68. Ясно что куплены РусГидро.Газета в которой рекламы больше чем всего остального...
Александр Сулименко # 10 октября 2013 в 19:00 0
Ну что ?Нечего больше возразить?Где же вы - опоненты?
Пригласить друга

11 апреля 14 октября 1944 год 20-летие 2012 2013 года 2013 российская экологическая партия зелёные 2017 22-31 мая 29 марта 4 октября 57 место 650-летие 9 мая Cовет непарламентских партий Cовета Google Greenpeace Iv всероссийский съезд Lesohot Timelapse Актив Активисты Акцию Алексея яковлева Анатолий Анатолий алексеевич Анатолий алексеевич панфилов Анатолий Панфилов Анатольевич Анонс Антибрак Антибрака Артериальная гипертония Артериальное Атмосферы Баня Березовая Березы Берещенье Бизнес Биогазом Биография Биологии и экологии Биологических Благотворительный Борисоглебский Будет Будут Бутусовский парк Бюллетеня В бюллетене В закон В защиту В области В поддержку крыма В разработке В рыбинске В состав В сфере В форме В шествии В ярославле В ярославский В ярославской В ярославской области Важная тема Великий день победы Весны Виктор гусев Виктор петрович Виктор семерной Вита Вода Водного Водных Водоем Водоёмы Воду Воды Воздействие Воздух Возложение Волга Волжского моста Вопросу Вп семерной Вредные привычки Времени Всемирного Всемирный Встречу Вступить Выборам 14 октября Выборы Выборы зелёные Выдвинутый Высокотоксичными Выставка Выступил